Долговременная и кратковременная фоновая информация

Фоновая информация - явление историческое. Она существует и актуализируется в реальном времени, может устаревать и стано­виться достоянием прошлого. Иная фоновая информация, не успев закрепиться за тем или иным фактом действительности и соответст­вующей лексической единицей, забывается носителями языка, сти­рается из их памяти. Поэтому фоновую информацию можно было бы подразделить на актуальную и историческую, как это делают E. M. Верещагин и В. Г. Костомаров в отношении фоновых знаний. Однако в переводоведении важно, на наш взгляд, и другое: подраз­деление ее, исходя из продолжительности бытования, степени «жи­вучести», на долговременную и кратковременную информацию. Первая из них составляет основу национальной духовной культуры и передается из поколения в поколение. Подобная информация об­ладает, так сказать, абсолютным долголетием, независимым от вре­мени ее появления. Одна из них существует века, другая может воз-никнуть недавно, но по значимости и ценности своей (достоинств этих современники могут и не разгадать сразу) предназначена к дли­тельному существованию. Даже когда время устраняет из жизни народа те или иные сугубо национальные вещи и факты, информа­ция о них, закрепленная прежде всего в самих названиях этих вещей и фактов, остается зафиксированной в памяти народной и в литера­турных произведениях прошлого и настоящего. Например, перево­дчик с русского языка должен знать хотя бы относительную хроно­логию подобных реалий и понимать, что кистень, палица, гривна, стольник, скоморох, вече, опричнина - это историзмы Древней Ру­си; разночинец, шестидесятник, недоросль, черносотенец, казенная палата и т. п. - историзмы России XIX века; а совхоз, колхоз, агит­пункт, стахановец, исполком и др. - это советизмы. Реалии традиционного быта и национальной мифологии особенно долго­вечны и существуют на протяжении всей зримой истории народа: борщ, суп, каша, холодец, студень, квас, балалайка, гусли, самовар, сарафан, валенки, ушанка, изба, махорка, леший, водяной, Баба-яга, Чудо-юдо, Колобок, Жар-птица, Кащей, скатерть-самобранка и т. д.

В принципе, лексические единицы, фиксирующие современную и историческую долговременную фоновую информацию, не создают особых препятствий для восприятия текста, так как они включены в самые разнообразные лексикографические пособия: толковые, дву­язычные, энциклопедические, идеографические и прочие словари.

Модели процесса перевода

В последние годы появилось немало описаний перевода как процесса. Все они гипотетического, предположительного характера, потому что постичь то, что происходит в сознании человека в момент преобразования содержания, выраженного в одной языковой форме, в то же содержание, материализованное в другой языковой форме, не представляется возможным на современном этапе развития наук. Деятельность головного мозга, продуктом которой является перевод, возможно когда-нибудь будет разгадана усилиями специалистов различных научных дисциплин. Раскрыть эту тайну пытаются специалисты в области физиологии высшей нервной деятельности, биохимии, психофизиологии, физики и других наук. Модели процесса перевода, предлагаемые лингвистами, строятся на основе умозрительных посылок л заключений, самонаблюдений переводчиков и т. п. Когда появляется возможность проверить эти теоретические постулаты жесткой логикой фактов, то некоторые из гипотетических построений оказываются ложными или даже спекулятивными. Все сказанное вовсе не является призывом к отказу от попыток моделирования процесса перевода, а лишь свидетельствует о необходимости еще более строгого ответственного и доказательного подхода к созданию подобных схем и описаний. Наиболее распространенными в настоящее время гипотетическими моделями процесса перевода являются: ситуативная, семантическая, трансформационная, семантико-семиотическая, закономерных соответствий, коммуникативно-функциональная, информативная, теория уровней эквивалентности и др. Рассмотрим наиболее распространенные из них.

О природе и опасности буквального перевода

Лингвистическое обоснование природы и сущности буквального перевода было дано Л. G. Бархударовым. «Буквальным переводом называется перевод, осуществляемый на более низком уровне, чем тот, который достаточен для передачи неизменного плана содержания при соблюдении норм ПЯ.»

Лингвистические и переводческие лексические сопоставления

Среди нескольких видов межъязыковых лексических сопоставлений, главенствующее положение занимают сопоставления лингвистические; они лежат в основе переводческих сопоставлений. Вместе с тем нельзя не заметить принципиальных различий между сопоставлениями лингвистическими и переводческими. Лингвисты сравнивают слова как сложные системы значений со всеми их лексико-семантическими вариантами, устанавливают и описывают не только отношения между словами двух и более языков, но и между совокупностями слов, лексическими полями, определяют межъязыковые лексические закономерности на основе сравнения лексических систем в их современной статике и исторической динамике. Таким образом, лексические сопоставления ведутся на уровне языков как национальных коммуникативных систем и носят полисемантический характер. Это, конечно, не означает, что лингвисты не используют данные речи. Для целей исследования и подтверждения своих выводов они неизбежно обращаются к фактам функционирования языка, но все же их основные интересы остаются в сфере языковых систем.

Теоретики перевода обычно ведут сравнение разноязычных слов в конкретных контекстах оригинала и перевода, и потому материа­лом для переводческих сопоставлений служат слова, как правило, в одном лексическом значении со всеми сопровождающими его от­тенками и обертонами.

Поезд снова уходит

В последнее время в заграничных приглашениях на работу переводчиков все чаще мелькают загадочные требования: «Наличие TRADOS обязательно». Только мы успели усвоить, что переводы, напечатанные под копирку в трех экземплярах, никого не устраивают, только переучились с нестандартного «Лексикона» на всемирно распространенный Word, как нас уже поджидает новая напасть! Чтобы понять, откуда ветер дует, я провела поиск в Интернете и опрос среди подписчиков переводческих форумов. Ситуация оказалась угрожающей. Дело в том, что TRADOS’ом не вполне корректно называют одного из представителей практически неизвестного у нас типа программных пакетов: Translation Memory Tools (TM-инструментарий). Если с текстовыми редакторами, браузерами, почтовыми программами и настольными издательскими системами российские пользователи уже освоились, то на вопрос о компьютерном инструментарии переводчика все наперебой начинают хвалить или ругать пресловутые системы машинного перевода (MT-программы). А разница между продающимися у нас MT-программами и популярными на Западе TM-продуктами примерно такая же, как между астрологией и астрономией.

О так называемой «единице перевода»

Проблемой установления «единицы перевода» продолжают заниматься многие теоретики, но сопоставление различных точек зрения убеждает в том, что для письменного перевода такой проблемы не существует. Авторы «Сопоставительной стилистики французского и английского языков» Вине и Дарбельне стремятся доказать, что нельзя считать единицей перевода слово. Во-первых, не всегда ясны границы слова (например, рассматривать ли как слово английские сложные слова, которые в Англии пишутся с дефисом, а в США — без такового). Во-вторых, в силу слияния слов в устной речи. В-третьих, и что самое главное, в слове «выступает недостаточно ясно двойственная структура знака, и обозначающее оттесняет на задний план обозначаемое».

Предмет, задачи и методы теории перевода

В более узком смысле «теория перевода» включает лишь собственно теоретическую часть переводоведения и противопоставляется его прикладным аспектам. 2. Перевод - это сложное многогранное явление, отдельные аспекты которого могут быть предметом исследования разных наук. В рамках переводоведения изучаются психологические, литературоведческие, этнографические и другие стороны переводческой деятельности, а также история переводческой деятельности в той или иной стране или странах. В зависимости от предмета исследования можно выделить психологическое переводоведение (психологию перевода), литературное переводоведение (теорию художественного или литературного перевода), этнографическое переводоведение, историческое переводоведение и т.д. Ведущее место в современном переводоведении принадлежит лингвистическому переводоведению (лингвистике перевода), изучающему перевод как лингвистическое явление. Отдельные виды переводоведения дополняют друг друга, стремясь к всестороннему описанию

Прием антонимического перевода и формальнологическая категория контрадикторности

«Отношения контрадикторности (или отрицания понятия) имеют место между понятиями, которые получаются друг из друга путем операции отрицания». В логике с помощью понятий «А» и «не-А» образуют два суждения: 1) А не есть не-А; 2) Не-А не есть А. Однако, как будет ясно из дальнейшего, при антонимическом переводе категория контрадикторности включает не только отрицание, но и противопоставление. В большинстве случаев использование противоположного понятия в переводе влечет за собой замену утвердительного предложения отрицательным или отрицательного — утвердительным. The woman at the other end asked him to hang on. (Stan Barstow. The Raging Calm) Женщина на другом конце провода попросила его не класть трубку. I had myself awakened every morning at six and wrote with perseverance till hunger forced me to break off and have breakfast. (W. Somerset Maugham. The Summing up)

Приемы дифференциации, конкретизации и генерализации и формально-логическая категория подчинения

«Отношение подчинения между понятиями имеет место..., когда объем одного понятия составляет лишь часть объема другого понятия». Эта формально-логическая категория является основой трех взаимосвязанных приемов лексических трансформаций: дифференциации и конкретизации значений в переводе посредством сужения и генерализации значений посредством расширения понятий. Логико-семантическая основа трансформаций четко определена в упомянутой работе В. Г. Гака: «Что же касается типов семантических изменений при переименовании («переименованием» В. Г. Гак называет процесс перевода — Я. Р.), то поскольку обозначаемый предмет остается прежним, изменение наименования объясняется взаимосвязью понятий, которые в сознании говорящего могут соотноситься с одним и тем же отрезком действительности. Таким образом, в основе переименования (семантических трансформаций), так же как и (в семасиологическом плане) в основе изменений значения, таких как, например, расширение, сужение, различные виды переноса, лежат формально-логические закономерности мышления, отношения между понятиями».

Политическая корректность, или языковой такт

Осознавая интерес западной идеологии вообще и англоязычной в особенности к отдельному человеку в сочетании с игнорированием коллектива как прямую противоположность принципам русского мира, легко понять, почему именно в мире английского языка возникла и развилась мощная культурно-поведенческая и языковая тенденция, получившая название «политической корректности» (Political correctness — PC).

Эта тенденция родилась более 20 лет назад в связи с «восстанием» африканцев, возмущенных «расизмом английского языка» и потребовавших его «дерасиализации»— «deracialization» (см. выше о работе Али Мазруи).

О «Ложных друзьях переводчика»

§ 1. В современном языкознании все более широкое распространение получает синхронно-сопоставительный метод. Зародившись еще в XIX веке, он приобретает все большую популярность прежде всего среди лингвистов женевской и пражской школ, в советском языкознании, во Франции, США и в других странах начиная с 30-х годов XX в. и, главным образом, в последние десятилетия. Роль сопоставительного изучения (англ, contrastive study или comparative descriptive study, чешек, konfrontacn't stadium и т. д.) языков особенно возрастает, в частности, в связи с широкими возможностями приложения его выводов в таких областях, как общий и машинный перевод, обучение иностранным языкам и др. Данное направление лингвистических исследований стимулируется и его связями с другими важными теоретическими проблемами языкознания, включая вопросы двуязычия и многоязычия и языковых контактов.

Синхронно-сопоставительный метод направлен на установление совпадений и различий в языковых структурах, рассматриваемых с позиций не развития, а функционирования, то есть в плане синхронии, причем сопоставляться могут языки, относящиеся к любым языковым семьям и любым историческим периодам. Фактически внимание исследователей привлекают почти исключительно новые языки в связи с прикладными задачами. Сопоставление, проводимое отдельно для каждого уровня языковой структуры, может опираться на описательную или структуральную методику. Но в любом случае конечной целью его обычно является установление возможностей преобразования языковых систем в процессе перевода или установление степени близости отдельных элементов и целых систем в изучаемом втором и родном языках как основы при подготовке учебных материалов для преподавания иностранного языка.

Предметная обстановка и речевая ситуация

Важнейшими составными частями так называемого «экстралингвистического контекста» являются предметная обстановка и речевая ситуация, разграничение между которыми установлено В. Г. Гаком. Под предметной обстановкой следует понимать время и место, к которому относится высказывание. Предметная обстановка (ситуация — по В. Г. Гаку) охватывает «предметные отношения: предметы и связи между ними, описываемые в высказывании».

Прием смыслового развития и формально-логическая категория перекрещивания

Прием смыслового развития заключается в замене словарного соответствия при переводе контекстуальным, логически связанным с ним. Сюда относятся различные метафорические и метонимические замены, производимые на основе категории перекрещивания. «Отношения перекрещивания имеют место, когда лишь часть объема одного понятия входит в объем другого понятия и, в свою очередь, часть объема второго понятия входит в объем первого понятия».

Татьяна Толстая. Политическая корректность

"Президент принял делегацию чучмеков" -- невозможный заголовок в газете. "Выдающееся бабье в русской культуре" -- немыслимое название для книги. Это всем понятно: в первом случае задеваются лица некоторых национальностей (расистское высказывание), во втором -- лица женского пола (высказывание сексистское). Понятно, что напечатать или публично произнести подобное было бы оскорбительным хамством, хотя непонятно почему: ни в слове "чучмек", ни в слове "баба" вроде бы не слышится ничего специфически оскорбительного, но так уж исторически сложилось. Обидно.

Теория регулярных соответствий

Одна из первых попыток создания полноценной теории перевода была предпринята в трудах русских ученых А.В. Федорова и Я.И. Рец-кера. Они разработали лингвистическую теорию перевода, получив­шую название теории регулярных соответствий. Полного осознания перевода как междисциплинарного явления еще не было, и внимание исследователей вполне обоснованно было сосредоточено на его языко­вом аспекте.

Значение этой теории трудно переоценить. Ее авторы были пионе­рами, одними из первых среди тех, кто дал четкое определение перево­дческих процессов. Они нащупали два узловых понятия в переводе - переводческие соответствия и переводческие преобразования.

Тексты для перевода и их классификация

Из предложенной ранее дефиниции перевода следует, что в переводоведении существует два взаимосвязанных уровня исследований: процессуальный и текстовый. Процессуальный опирается главным образом на дедуктивные методы, так как процесс перевода не дан нам в непосредственное наблюдение. Он происходит в святая святых человека, в его сознании. Материальным объектом, доступным для конкретного переводоведческого анализа, являются тексты оригинала и перевода, письменные или звучащие. Функциональная, содержательная и эмоциональная специфика этих текстов в значительной степени влияют на методологию и методику исследования. Поэтому классификация текстов (в самом общем плане), которые в существующей практике могут подлежать переводу, необходима.

Тексты для переводов чрезвычайно разнообразны по жанрам, стилям и функциям. Поэтому переводчику важно знать, какой вид текста ему надлежит переводить. Типы текстов определяют подход и требования к переводу, влияют на выбор приемов перевода и определение степени эквивалентности перевода оригиналу. Цели и задачи переводчика оказываются различными в зависимости оттого, что он переводит, поэму или роман, научную статью или газетную информацию, документ или техническую инструкцию. И закономерности перевода каждого из жанров имеют свои отличия.

Речевые проявления личности переводчика в тексте перевода

В основу нашего исследования легло представление о художественном тексте как индивидуальной речевой реализации системы языка. Текст для нас неотделим от человека, порождающего или воспринимающего его.

Раскрытие контекстуальных значений в переводе

Контекстуальные значения возникают в процессе употребления слов в речи, в зависимости от окружения, и реализуются под действием узкого, широкого и экстралингвистического контекста. По степени частотности можно различать узуальные (повторяющиеся) и окказиональные Iслучайные, индивидуальные) контекстуальные значения. Первые с течением времени, по мере накопления наблюдений, переходят в разряд вариантных соответствий. Вторые могут появляться и исчезать как проявление субъективного употребления слов тем или иным автором и чаще всего встречаются в художественной литературе.

Проблема эквивалентности и тип переводимого текста

С эквивалентностью перевода оригиналу происходит нечто подобное заключению врачей в справках общего характера. Врачи пишут: «Практически здоров», т.' е. пациент может работать, хотя теоретически у него Бог знает какие хвори. Так и с переводческой эквивалентностью. Переводчик-профессионал всегда добьется практической информационной эквивалентности перевода подлиннику, но в теоретическом плане она, эта эквивалентность, весьма различна. Можно заранее утверждать, что любой перевод никогда не будет абсолютно идентичен каноническому тексту оригинала. Эквивалентность перевода подлиннику всегда понятие относительное. И уровень относительности может быть весьма различным. Степень сближения с оригиналом зависит от многих факторов: от мастерства переводчика, от особенностей сопоставляемых языков и культур, эпохи создания оригинала и перевода, способа перевода, характера переводимых текстов и т. п. Нас будет интересовать последний из названных факторов. Но прежде разберемся в терминах.

В теории и практике перевода оперируют такими сходными понятиями, как эквивалентность, адекватность и тождественность. В широком плане эквивалентность понимается как нечто равноценное, равнозначное чему-либо, адекватность - как нечто вполне равное, а тождество - как нечто обладающее полным совпадением, сходством с чем-либо. Видимо, эта меньшая семантическая категоричность слова «эквивалентность» и сделало его предпочтительным в современном переводоведении1. Хотя, конечно, понятия адекватности, тождественности, полноценности и даже аналогичности остаются в том же семантическом поле, что и термин «эквивалентность» и иногда дублируют друг друга. На наш взгляд, под эквивалентностью, в теории перевода следует понимать сохранение относительного равенства содержательной, смысловой, семантической, стилистической и функционально - коммуникативной информации, содержащейся в оригинале и переводе. Следует особо подчеркнуть, что эквивалентность оригинала и перевода - это прежде всего общность понимания содержащейся в тексте информации, включая и ту, которая воздействует не только на разум, но и на чувства реципиента и которая не только эксплицитно выражена в тексте, но и имплицитно отнесена к подтексту. Эквивалентность перевода зависит также от ситуации порождения текста оригинала и его воспроизведения в языке перевода. Такая трактовка эквивалентности отражает полноту и многоуровневость этого понятия, связанного с семантическими, структурными, функциональными, коммуникативными, прагматическими, жанровыми и т. п. характеристиками. Причем все указанные в дефиниции параметры должны сохранятся в переводе, но степень их реализации будет различной в зависимости от текста, условий и способа перевода.

Приемы целостного преобразования и компенсации и формально-логическая категория внеположенности

В курсе логики говорится, что «отношения внеположенности имеют место, когда объемы двух понятий полностью исключают друг друга и при этом не исчерпывают области предметов, о которой ведется рассуждение. Объемы же понятий исключают друг друга в тех случаях, когда множества, соответствующие понятиям, не имеют общих элементов».